ihavesage (ihavesage) wrote,
ihavesage
ihavesage

Categories:

Одной ногой в танце

Отдельность наползает на душу как ржа. Если не держать душу в постоянном контакте с другими душами, она заржавеет и заклинит. Если не отдаваться хаосу каждый день, огрубеешь как коряга.




Сам не заметил, как стал отдельным. Вчера на экстатик танцах (в Берлине это сессия танцев босиком под этническую музыку с разогревом из контактной импровизации) вдруг заклинило. На знакомом фоне я стал себе незнаком. Угрюмый одиночка, заскорузлый и одичавший, наблюдающий за контактерами с презрительного расстояния и готовый в любую секунду спастись бегством, если вдруг предложат войти в контакт. Приехали.


Когда окаменение начало размываться мягкой атмосферой раздвиганых людей и особенно когда заиграл диджериду, я вспомнил свои эзотерические годы 8-9 лет назад. Вместе с беспечностью и бестолковостью в них был много песен и танцев. Теперь их нет. Барабанов нет, нет дурацких мантр, держаний за руки в кругу и громких выдохов. В этом месте случился жесткий нарост.

Я не удержался надолго в контактной импровизации, потому что у меня сложился образ джемов, где грустные люди валяются на полу и ползают друг по другу, как тюлени. На днях увидел контактников в хореографии Саши Вальц и понял вдруг, что я пропустил в этом искусстве самую главную его ценность – контакт.

Танец для меня – это разговор с неизвестным. Он сакральный и всегда немного жуткий, как ритуальные танцы в африканских племенах, топтание индейцев, вращение дервишей или кобение на Руси. В Барановке (мое поместье) я устраивал себе большие танцевальные сессии, оставаясь один. Зажигал свечи, раскуривал благовония и постепенно уходил в пространство пляса. На улице на закате в наушниках кружился и летал по лугу, ныряя в высокую траву и подскакивая на кочках. Топал перед костром с бубном.

Не пойму, как все это пропало в Берлине. Не заметил даже, а вчера вдруг обнаружил пропажу, и стало не по себе. Стоять одной ногой в транцендентности, я помню, старик Кемпбелл, я встану. Пение и танец родом из хаоса, важная специя в кастрюлю жизни. Стоять твердо двумя ногами на земле для меня равносильно смерти. Одной ногой надо быть в танце. Я уже купил гитару, вспоминаю старые песни и выбираю новые, я гужу под нос под душем, теперь вот пошел на босоногие танцы. Пожил без этого и понял, как оскудела жизнь. Это ценно, возвращаю.

Вчера ценой невероятных усилий я начал движение. Меня спасла только уверенность, что я не новичок в этом деле среди полусотни незнакомых мне людей из незнакомой культуры. Да, и еще грело, что я, как заправский танцор пришел босиком, а половина народа зачехлилась в носочки. “Я лучше их”, – тупое эго помогает снять первую робость.

А потом все случилось, живая музыка, потрясающие импровизации музыкантов раскачали тело, утихомирили метания ума, и родилось движение, то самое, которое уже не из меня, которое сложно остановить волевым усилием, потому что воли нет и меня нет, а есть вселенский хаос, в котором участвует тело, влекомое душой, как частью этого хаоса. Или так: есть общее движение, уж не знаю чего: земли, вселенной, хаоса, и мы влились в него, как пятьдесят ручейков в океан, а дальше ничего и не помню, да и не надо.

Зато в конце все смотрели друг на друга с удивлением, словно проснулись, сидели, держались за руки, улыбались и не хотели покидать это место. Да, пока такое случается в отдельно взятом пространстве. Отдельно.
Tags: дневник, одиночество, танец
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments