ihavesage (ihavesage) wrote,
ihavesage
ihavesage

Category:

Человеческое против гендерного. Хотим ли мы играть роли

На блоге "Шаг за Край" новая рубрика: гостевой пост. Прекрасная сценарист и писатель Светлана Титова подслушала наш разговор с Валерием Веряскиным на нашу любимую тему мужеско-женских отношений, включилась в дискуссию и написала статью. Встречайте!


Не успевает человек появиться на свет, а он уже что-то должен. И с каждым годом взросления долгов накапливается все больше и больше. Девочки должны быть аккуратными, хозяйственными, милыми и кокетливыми. Мальчики должны быть сильными и мужественными.  Мальчики не плачут. Девочки не любят лазить по деревьям. Все это впитывается с такого раннего детства и входит в нас так глубоко, что становится уже частью личности. И не каждый способен осознать, в какие моменты он является собой, а в какие играет роль, предписанную ему гендером.

1


Чем больше требований и жестче предписания, тем сложнее осознать свое Я, кто ты и чего ты хочешь. Чем меньше в человеке осознанности, тем больше он склонен считать эти рамки естественными и неизменными, а существование в своей клетке естественным порядком вещей. Даже, если в этой клетке, ему неуютно.

Путь к изменению начинается с осознания.

Валерий Веряскин, автор блога «Будда в городе», Александр Баранов, автор блога «Шаг за край» и Светлана Титова, сценарист и писатель, обсуждают влияние гендерных стереотипов на личность.

Валерий: Мы живем в культуре, которая определенным образом гендерно сформирована.  В обществе есть какие-то правила, ценности, договоренности, стереотипы. Меня интересует вопрос не самих правил в целом, а как мы сами соотносимся с ними. Как мы на личностном уровне решаем для себя эти вопросы. Чтобы быть более конкретным, расскажу простой пример из своей жизни. Мой отец был летчиком и никогда не делал,  что называется, женскую домашнюю работу.  Когда отец вышел из армии, мама работала в училище и продолжала выполнять всю «женскую» работу. И хотя отец был для меня ролевой моделью, эту модель поведения я не воспринял. Она вызывала у меня отторжение и протест, я понимал, что это несправедливо. Я не понимал, почему он не мог перестроиться. Я не вмешивался в это, но свою жизнь начал строить по-другому, на других принципах.

Светлана: Он не перестроился, потому что у него не была никакого стимула перестраиваться. Отказываться от своих привилегий, в данном случае от привилегии не выполнять работу по дому, это тяжело и не приятно. Он привык к своим привилегиям и продолжал ими пользоваться даже когда повода уже не было.

Валерий: Но мне интереснее не почему он продолжал пользоваться, а почему я их отклонил.
Да, все мы обусловлены средой. Но в моем случае это явно не все. Я вырос в этой семье, откуда во мне это взялось. Я не знаю. Видимо, это складывается из многочисленных влияний.   Для меня важная вещь осознанность и исследование. Задавать себе вопросы: что для меня ценно? Почему я делают так? Почему я хочу. Что для меня справедливо и что несправедливо. Тормошить себя и пробуждать.

Светлана: Здесь еще интересно, какова степень этой осознанности, все ли гендерные привилегии являются осознанными. И мне кажется, нет. Хотя вы с Александром наиболее осознанные люди, которых я знаю, все-таки какие-то привилегии из этого списка не являются осознанными.

Валерий: Мне кажется, что единственный выход это внутренне освобождаться. Исследовать это внутреннее и идти в сторону независимости. Среда, конечно влияет, но здесь для меня есть вопрос соотношения контекста и моих желаний.

Светлана: По поводу среды. Рамки являются более жесткими, чем более замкнуто общество. В большом городе рамки шире, чем в маленьком, в маленьком шире, чем в деревне. Самое жестко структурированное общество это деревня, где все знают всех и где очень много правил, которым нужно следовать. Потому что иначе подвергнешься осуждению соседей.

Александр: Для меня это вопрос не столько гендера, сколько вопрос иерархии и в своей работе я пытаюсь в сознании, в первую очередь мужчин эту иерархию размыть. Иерархия в сознании мужчины проявляется в трех вещах: по отношению к женщине и вообще женскому началу, второе к неведомому, а третье к природе. И вот в этих трех ипостасях мужчина навязывает свою иерархию.

Валерий: То есть он стремится подавить это все?

Александр: Да, подавить. Но эти попытки тщетны. И приводят к стрессу. Поэтому я обращаюсь в данном случае к «угнетающему» классу и стараюсь размыть это понятие иерархии. Я говорю, что вы здесь не хозяева, вы здесь не старшие, вы здесь не главные. Мы все равны. Я привожу массу примеров. Пример своей жизни. Как я пришел к этому пониманию. Мужчина ничем не лучше, не больше, не главнее. Мужчина живет в этом обществе как рыба в воде или даже как пловец плывущий по течению.  И я обращаюсь к женщинам параллельно призывая им не подыгрывать. Потому что так женщины усиливают это течение, которое работает против них.

Светлана: Но женщин учили именно этому,  что поскольку у мужчин все привилегии, единственная возможность для женщины использовать мужчину как ресурс, а чтобы его использовать нужно играть по этим правилам используя как раз кокетство, жеманство и так далее.

Валерий: Но ведь сейчас действительно все быстро меняется. И люди не могут найти для себя опору. Культурные войны перерастают в реальные войны, например, противостояние мусульманского мира и западного во многом основано на таких ценностях. Когда все это обостряется и радикализируется, у каждого своя правда и никто не хочет с этим смириться.

Светлана: Интересно, почему вообще когда речь заходит о правилах и традициях это подменяется понятием ценности, словно речь действительно идет о чем-то ценном. Хотя на самом деле это то, от чего нужно отказываться.

Валерий: Мы живем сейчас в период сильного цивилизационного перехода. От общества, в котором ценности насаждались сверху и все жили по принципу вы должны это делать потому что должны.  Мы переходим к тому, что личность становится более ценной. И личность сама и ее индивидуальный выбор. И мне кажется, что важно осознавать свои собственные ценности больше внимания уделять этому.

Александр: Да, это очень важно разбираться со своими ценностями. Многие ценности сейчас ложные. Это могут быть убеждения основанные на культурной привычке. У меня была ценность, чтобы я приходил домой и жена всегда могла меня накормить вечером.  Я считал это ценностью своей и я ее навязывал. И все закончилось очень просто, моя ценность растворилась с остальными такими же ложными ценностями.

Валерий: А как она растворилась?

Александр: Я год веду блог для мужчин, я задумываюсь, мы обсуждаем. И однажды я проснулся и этой ценности уже не было. Ты говорил о своем отце, мой отец тоже был летчиком, у него не было этой ценности, что посуду должна мыть женщина. И у нас дома посуду моет тот, у кого свободные руки. Может быть в этом ключ. Когда ты поднимаешься над мужчиной и женщиной, особенно в тех вещах, где их и не надо вовлекать, поднимаешься до уровня общечеловеческих ценностей.  Я долго жил в Америке, там иерархия и деление на мужское и женское выражены очень сильно. Очень много агрессии. Но там многого не хватает мужчине для поднятия себя на уровень человека Как будто человек минус какие-то качества получается мужчина.

Светлана:  Мне нравится эта формула. Да, именно так и воспитываются мужчина и женщина с точки зрения гендерных установок. Человек минус какие-то одни качества получается женщина и человек минус какие-то другие качества получается мужчина. Людей заставляют подавлять в себе все чувства, качества, ощущения, которые как бы не соответствуют форме их половых органов.

Валерий: А вы знаете какой-то пример страны, субкультуры, где было бы по-другому?

Александр: В Берлине это совсем не так, не похоже ни на Америку ни на Россию. А у тебя есть такие примеры?

Валерий: Золотого общества я не встречал. Переход происходит везде, но с большим или меньшим сопротивлением. Мачизм связан с агрессией. Это во многом происходит из страха, стремление контролировать и овладеть происходит от страха. Перед тайной, которая может поглотить. Для меня очень важная тема - взаимодействие с тайной. Там очень много глубинного страха.

Александр: Я год назад написал статью «Непокоренная вагина» именно об этом страхе. И был большой отклик. И в том числе много агрессии, как защиты от этого страха.

Валерий: Мне кажутся важными три момента. Отождествление себя с большим. Я — человек, а мужчина это меньшая моя часть. Второе, тормошение и задавание себе вопросов. И, третье, постоянно разговаривать и проверять обратную связь. Потому что мы все время меняемся.


Слушайте (скоро) весь разговор в формате подкаста на сайте Будда в Городе.
Tags: гостевой пост, женщина, интервью, мужчина
Subscribe

  • Горная болезнь делового человека

    В горах не надежны ни камень, ни лед, ни скала Владимир Высоцкий Мой учитель говорил мне, что на духовные практики нужно выделять минимум…

  • Жить на миру

    Говорят, на миру и смерть красна. Не знаю, не пробовал, но жить на миру попробовать интересно. Признаюсь, меня давно притягивают идеи племенной…

  • Кто я?

    Эй вы, задние, делай как я! Это значит - не надо за мной. Колея эта - только моя, Выбирайтесь своей колеей! Владимир Высоцкий Мои…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

  • Горная болезнь делового человека

    В горах не надежны ни камень, ни лед, ни скала Владимир Высоцкий Мой учитель говорил мне, что на духовные практики нужно выделять минимум…

  • Жить на миру

    Говорят, на миру и смерть красна. Не знаю, не пробовал, но жить на миру попробовать интересно. Признаюсь, меня давно притягивают идеи племенной…

  • Кто я?

    Эй вы, задние, делай как я! Это значит - не надо за мной. Колея эта - только моя, Выбирайтесь своей колеей! Владимир Высоцкий Мои…