ihavesage (ihavesage) wrote,
ihavesage
ihavesage

Category:

Обнаженка


Разденься, выйди на улицу голой,
И я подавлю свою ревность, если так нужно для дела.
Вячеслав Бутусов

Есть люди, которые спят в трусах. Вы не поверите, но это факт, я знаю таких. А есть даже те, кто спят в пижаме, видел их в кино. Чудеса.

1


Смеюсь, конечно. Сам первые тридцать лет спал в трусах. В Штатах даже купил себе специальные ночные фланелевые боксеры, чтобы ничего не мешало. И верил, что мне и правда ничего не мешает. Себя целиком, без тканевых преград я видел только секунды в момент переодевания. Ок, еще пару минут между качалкой и душем. В душе уже видел себя наощупь, зажмурившись от мыла и воды. Так же мало и наощупь я знал о своей душе, зажмурив ее от боли и неприятностей.

Обнажение опасно. Открытость чревата. Мы придумали тысячи социальных, сексуальных и психологических покровов, чтобы уберечь свою жизнь от дискомфорта, а обнаженку оставили порноактерам, детям и дикарям.

Раздетость телесная много говорит о раздетости душевной. Вы встречали людей, всегда застегнутых на все пуговицы, как героиня Мэг Райан из фильма "Французский Поцелуй"? Белая блузка, бледное лицо с дикими от страха глазами, побелевшие пальцы впились в подлокотник сиденья.

В фильме, к счастью, импозантный бродяга Кевин Кляйн отыскал в ней боевой дух и помог расстегнуть пуговички на блузке. Мне же свои "пуговички" на пути от страха к открытости пришлось расстегивать самому, по одной.

Обнаженность уязвима. Голое тело открыто всем стихиям, холоду, дискомфорту, боли. Чувствуешь себя беззащитным, можно пораниться, зацепиться, обжечься. Между тобой и миром не остается никакой защитной тряпочки. Но при этом, обнаженный человек испытывает большее счастье, чем от любых одежд, доспехов и украшений. Если забыли – взгляните на веселых голышей на собственных детских фотах. В уязвимости есть необъяснимый экстаз, предвкушение соития с таким же голым уязвимым миром.

С другой стороны, обнажение не стоит путать с эпатажем. Восемь лет назад я впервые разделся догола на удаленном пляже перед купанием в компании семидесяти таких же голых мужчин и женщин. Пройти сто метров до воды было сложнее, чем взойти на эшафот. Потом пообвыкся, почувствовал свободу и в конце концов начал расхаживать голым по всему побережью на глазах у изумленных отдыхающих. Тогда мне стыдно не было, но стыдно теперь, восемь лет спустя. Сняв трусы, я не готов был снять броню с сердца и понять чувства окружающих. Маятник качнулся в обратную сторону: крайняя закрытость превратилась в крайнюю развязность.

Обнажению нужно учиться заново. В холостяцкий период между обручальными кольцами я много времени проводил в одиночку в своем деревенском доме. Это был период глубокого познания себя, может и запоздалый, потому что мне было за тридцать. Тело, безусловно, включается в понятие себя, и я учился принимать тело без галстука, который раньше заменял мне мужское достоинство. Ходил по дому и на улице голышом, благо, дом на краю леса редко посещали случайные прохожие. Купался голышом ходил в лес лазал по деревьям. Подолгу стоял у зеркала, созерцая части тела, которые мне не нравились, которых избегал. Таких было много, увы.

За этими упражнениями я прожил крайние состояния: от стыда до возбуждения. А потом в голове вдруг стихло. Все ушли, а в зеркале вместо встревоженных зрачков отразился летний день.

Обнаженное тело, как и обнаженная душа, не про вызов и не про секс. Неприкрытость естественна и даже повседневна, как природа вокруг. Американский фотограф Спенсер Туник творит инсталляции из тысяч голых тел, вписывая их в пейзажи, интерьеры, показывая тело без социальных условностей и сексуального подтекста, тело, раздетое до банальной реальности: форма, цвет, текстура.

Когда ежишься от страха и недоверия к себе или к миру, так хочется прикрыться. Потом часто приходит желание кутаться дальше. Но даже под пледом все равно ждешь, когда холод коварно проберется под складками шерсти в поясницу. Тогда хочется одеть скафандр, а лучше доспехи. Ну, а в доспехах рука потянется к оружию, и все – портрет завершен, шлем задраен. А начиналось с ветерка под майку.

Не бойся ветра, пусть он не крадется под одежды со спины, а дует в открытое лицо. Тебе нечего скрывать и некуда прятаться. Разденься.


Фото: Spencer Tunick

Tags: душа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments