ihavesage (ihavesage) wrote,
ihavesage
ihavesage

Благословите фермера.


Цель земледелия - не получить урожай, а вырастить совершенного человека.
Масанобу Фукуока

Дерево растет от корней. Новый мир, если таковой нам суждено построить, начинается от сохи и от печки. Пока мы спорим, как будем ставить хрустальный мост – вдоль или поперек реки, ростки будущего мира уже поливают тихие немодные труженики. Имя им – фермеры.

1


Современное земледелие - война, в которой, на первый взгляд, побеждает человек. Мы изрубили леса в поля, иссушили поля в пыль, вытянув из них последние капли плодородия. Земля устала рожать и стала всего лишь якорем корням, все остальное мы даем растениям сами с самолетов, тракторов, из распылителей, наглухо застегнув резиновые скафандры. Мы сами и кормим, и лечим, и защищаем урожай с помощью научно-выведенных формул, смертельных для человека, но впитавшись в растения, они каким-то чудесным образом становятся съедобными. Во всяком случае, так нам говорят.

Растения – больше не еда, а товар, припудренный, чахлый, больной, модифицированный. Он ложится к нам на стол, еще перед этим тысячу раз переработанный. Мы едим и, не утерев рта, шагаем прямиком на химиотерапию. Кто из нас победил?

Когда-то в незапамятные времена в Индии выращивали тридцать тысяч сортов риса. Сегодня - всего пятнадцать, не тысяч, просто 15. Усилиями таких компаний, как Монсанто, скоро, похоже, останется один - модифицированный сорт Монсанто. Запатентованное семя. В долг. Без права использования на следующий год. С недавних пор в Штатах возникла целая армия юристов, которые вынюхивают и преследуют фермеров, осмелившихся посеять свои семена, а не купить их по контракту. В Индии с момента прихода большого транснационального хлопкового и рисового бизнеса 250 тысяч фермеров покончили с собой, не выдержав финансовой кабалы предложенных им расчудесных контрактов. Остальные перебираются в трущобы больших городов, бросив убитую химией землю.

Мне свойственно преувеличивать и сгущать краски. Но этот тренд по-настоящему страшен, в тысячу раз страшнее путиных и мутиных. Семя, наше базовое право на жизнь, уходит в частную собственность. Далек ли тот день, когда мужчина, пожелавший иметь ребенка со своей женой, пойдет покупать брендированную сперму в супермаркете, под страхом тюрьмы или стерилизации лишившись права отдать свое семя?

Надеюсь, тот день никогда не настанет, пока есть священный труд земледельца. Благословите фермера. Настоящие герои против всех ветров, судов и капиталов отстаивают наше с вами простое и первое право – право на продолжение жизни.

Земля – это немодно, это мозоли и пот, навоз и вечноубитый маникюр. Земледелие - что-то грандиозное, тяжелое и далекое. "Труженики села вышли на поля. Посевная прошла успешно. Битва за урожай продолжается", - пахнет безнадегой. Слово "крестьянин" в нашей культуре навсегда испорчено образом подневольного труда, бесправного положения и тупой дремучести. Попробуем заново со словом "фермер".

Для меня фермер - это человек, живущий любовью. Теперь и большой бизнес и экономические перепады и ожиревшее простой добычей общество - все против них. Как можно продолжать свое дело, если не любовью? Жизнь и труд в любви, на открытом воздухе, рядом с домом, в компании семьи, соседей и друзей, в принятии погоды и хитростей природы, в доверии к мудрости мироздания. По-моему, я только что описал свое видение счастья.

Я обещал показывать вам людей, строящих новый мир. Знакомьтесь: фильм "Земля просыпается" – история фермеров нового поколения, своим опытом меняющие стереотипы горожан, что земледелие – это трудно, бедно и некультурно.

Все начинается с уважения. К земле, к покупателям, к себе. Уважение – всего лишь слово, обозначающее связь между нами. Семья испанских фермеров с многолетним стажем классического земледелия ушла в органику. Они говорят, что вдруг осознали, что прячут своих детей подальше во время удобрения и распыления пестицидов. Потом пришло осознание, что есть это небезопасно ни им ни их детям. Потом они устыдились это продавать. Наконец, они увидели, что вся химия, впитавшаяся в землю, протекшая в реки, останется отравой будущим поколениям. "Современное сельское хозяйство - обман. Если съешь то, что получено обманом, ты тоже станешь насквозь фальшивым."

Другой био-фермер говорит, что битва за урожай начинается с обязанности получить результат, со стресса производить, отдавать кредиты. Это постоянно держит фермера в напряжении, заставляя его насиловать землю, превращая ее в токсичную пустыню. Если не использовать землю, а сотрудничать с ней, подход резко меняется.

Органический фермер заботится не об урожае, а о плодородии почвы, а растения появляются уже, как благодарность от любящей и возлюбленной Матери-Земли.

При этом, благодарность не знает границ. Фермер на севере Греции показывает свой сад, который можно смело назвать райским, во всяком случае, так его рисовали классики. Сотни видов деревьев, кустов, трав, ветви перегруженные сочным виноградом, киви, хурмой, сливой. Под ногами на каждом шагу овощи и травы без грядок, поливов, вспашек, прополок и подрезок. Фермер говорит, что сад дает ему гораздо больше, чем нужно семье, и он продает все плоды по одной цене: два евро за кг. В сад он заходит только для того, чтобы собрать урожай, поэтому себестоимость его хозяйства - ноль. В чем секрет его Эдема? Он сумел договориться с природой 20 лет назад, все остальное она сделала сама.

Люди, выбравшие себе землю в учителя, на мой взгляд, уходят гораздо дальше нас, горожан, изучающих жизнь по книжкам и кино. Среди них есть настоящие визионеры, познавшие трудом и наблюдением глубинные связи мироздания, обладающие развитой интуицией. Один из основателей пермакультуры Зепп Хольцер говорит, что получает ответы на любые вопросы во сне. Куда посадить эту вишню? Идет на свой заветные камень на горе, погружается в дрему и – вуаля – вишневое дерево само показывает ему, где хочет жить. А я думал, этому учат только в Тибете.

Группа молодых испанцев оставили большой город и основали фермерское поселение нового типа. Своей миссией они выбрали вдохнуть жизнь в сообщество вокруг себя. Они выращивают овощи и фрукты на заказ, то есть соседи со всего региона съезжаются к ним раз в год и обсуждают, что любят есть. Потом ребята выращивают и продают заказы в еженедельных корзинках. Если чего-то не хватает, берут на взаимной основе у соседних хозяйств, которые после их появления стали расти вокруг, как грибы. Есть уверенный спрос, нет смысла гадать и перерабатывать.

Кроме земледелия молодежь устраивает праздники в своем райцентре с большим базаром и концертом и готовит паэлью на весь город. Они называют свою миссию инвестицией в счастье. Заново плетут социальную ткань вдали от столиц и офисов. Глядя на их совместный веселый труд с барабанами, песнями и смехом, понимаешь, что инвестиции в свое счастье они уже окупили с лихвой.

Новый мир навряд ли похож на небоскребы в петле магистралей, скорее на сад, райский сад.

Будь мы трижды триста раз горожане, мы все равно трижды в день возвращаемся к земле, чтобы покушать. Молоко или овсянка, стейк или тофу, конфеты или мороженое сделаны не из нефти. "Небось, картошку все мы уважаем, когда с сольцой ее намять" © Владимир Высоцкий. В каждом из нас живет тяга к земле, к корням, а значит нам туда дорога, кому на поле, кому на грядку, кому на веселый рынок. Благословите фермера, нам жить его трудом, супермаркеты пришли всего 60 лет назад и, надеюсь, в итоге уйдут, а картошка останется.


Написано для журнала "Рис и Мускатный Орех".

Tags: новый мир, природа, рис и мускатный орех
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments