ihavesage (ihavesage) wrote,
ihavesage
ihavesage

Categories:

Коснуться друг друга. По следам ранимого мужчины.


Уязвимость - самое точное измерение мужества.
Брене Браун

Статья "Слабый мужчина - новый мужчина" вызвала шквал споров на тему мужской ранимости. Досталось и автору. Кем меня только не называли. Вот, например, один из мягких эпитетов: "Один мудак написал чушь, а другие готовы его в зад за это целовать. в авторе этого текста от скрещивания мужчины и вагины осталась только последняя".

1


Меня спрашивают, как я переношу столько критики. Не больно ли получать такие комменты. Больно. Перед тем, как прочитать новый комментарий, я инстинктивно вдыхаю всей грудью, как перед больным уколом. И хотя большинство оскорбительных комментов уже не щиплются, а только чешутся, есть еще достаточно слов, которые могут мне сделать сильно больно. Но это мой выбор. Решив стать публичным, я выбрал стать уязвимым. Зачем мне это нужно? Зачем человеку быть уязвимым? Чтобы коснуться друг друга.

Ранимость мужчины путают с безволием, малодушием, саможалостью. Хотя все эти темы интересные, и я их когда-нибудь коснусь, под ранимостью, или уязвимостью, я понимаю открытость, обнаженность души. Человек уязвим, когда он подставляется незащищенной стороной, куда в любой момент может быть нанесен удар.

Желание стать уязвимым противоречит принятой картине мира. Говорят, мир становится все сложней и опасней, и защиту нужно придумывать все более изощренную. Голивуд, выразитель нашего коллективного сознательного, выплевывает героев в броне, как из пулемета, призывая защищаться и нас. Этот год выдал рекордную порцию мужчин, спрятанных в доспехи: робокопов, железных супергероев, тихоокеанских егерей, трансформеров, подсказывая нам, что человек слишком слаб, чтобы встретиться с миром. Получеловек-полуробот - уже лучше, а просто робот без человека - совсем хорошо.

Для меня Голивуд давно стал анти-трендом. Чем больше он бесится в ненависти к человеческому, тем громче я слышу внутренний зов, что мне - обратно, к слабому, к уязвимому.

Мир устроен хитро. Он является нам во сне и наяву нашим отражением, подобно Крошке-Еноту из мультика "Тот, кто сидит в пруду". Оденься в броню и увидишь врага. Иди, бейся, стучи железяками. Но стоит ему улыбнуться, и увидишь друга. А если еще и войдешь в пруд, то станешь с ним одним целым - высший пилотаж.

Я учусь не бояться мир, обнажаться перед ним, чтобы обрести не железную, а живую силу. Природа - лучший учитель силы через уязвимость. Росток пробивается сквозь асфальт. У него нет брони, его бледно-зеленую нежную плоть можно легко раздавить каблуком. Но он поднимает пласт мертвого асфальта и рвет его в своей нежной упертости. Потому что жизнь сильнее. Все живое уязвимо: голый розовый птенец, весенний ручей, молодой побег. На них нет брони, лишь доверие к жизни и желание быть.

Самая ценная часть мужского тела - яички - одновременно и самая нежная. Ну чем не божественный юмор? В них спрятан смысл жизни мужчины - продолжение потомства, и его главный двигатель - мужской драйв. При этом, он совсем не спрятан за костной броней, а наоборот, как-то особенно опрометчиво вывешен наружу в беззащитном мягком мешочке. Но так ли беззащитны яйца? Наблюдая за ними, понимаешь что это наш самый удивительный орган. Они находятся в постоянном движении, вверх и вниз, сменяя друг друга, чутко реагируя на любое изменение внешней среды и внутреннего состояния мужчины. По их положению можно сказать, о чем мужчина думает, расслаблен ли он, встревожен или возбужден. Они бесконечно живые и адаптивные, и совсем не болезненные, как принято считать. Конечно, от жесткого удара по ним мужчина может потерять сознание, но при правильном обращении мужчину можно безболезненно приподнять за них. Не о том ли природа толкует нам: я не прячу в доспехи саммое ценное, чем тебя наградила. Не прячься и ты, стань живым. Здесь некого бояться.

Я не верю в железо доспехов. Оно мертво, не способно к росту, а главное - оно бесконечно одиноко. Хватит одиночества, я иду на контакт, чтобы прикоснуться к живым Вам, не хочу скрежетать доспехами друг о друга. Жуткий звук, зубы сводит, сердца не слышно.

Поэтому мне пришлось стать публичным, раздеться, подставиться, получить свою долю злобных комментариев и научиться принимать их спокойно. Только так мы сможем соединиться: живая кожа к живой коже. Самый авторитетный исследователь ранимости Брене Браун
сказала: "Уязвимость - место, где рождается радость, творчество, любовь."

Потрясающая женщина Наталья Авсеенко полгода тренировалась, чтобы провести десять минут с белухами совершенно обнаженной в Северном Ледовитом океане при температуре минус полтора градуса. Наталья говорит, что для живого контакта белухам нужна кожа человека, к скафандрам они глухи: "Они (белухи) очень чувствительны, очень уязвимы. Поэтому надо было полностью растворить в себе человека, сделаться такой же как они уязвимой и открытой." Мы тоже глухи к скафандрам, но почему-то ходим в них, все добавляя грузики и опускаясь на темное дно одиночества.

В Берлине первый снег. Метет горизонтально. Ёжусь от подумать, как выйти в непогоду, кутаюсь в шерсть, грею чай с имбирем. Так и останусь: я отдельно, непогода отдельно. Или нет. Хочу на контакт, к голым макушкам платанов, к мокрой сухости брусчатки, к будоражному ветру. Хочу сблизиться с живой стихией, слиться с ней в одно. А значит, одеваюсь легко, выхожу на снег, подставляюсь всем ветрам, бегу. И каждым шагом отмеряю, как уязвимость обращается в силу, страх обращается в любовь. Каждая колкая снежинка щекочет открытую кожу, обновляет, оживляет. Я снова жив и счастлив, потому что уязвим.

Tags: душа, мужчина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →