ihavesage (ihavesage) wrote,
ihavesage
ihavesage

Categories:

Банный день. Практика очищения души.


Спасибо, спасибо тому, кто строил баню,
Кто печку топит в бане и греет воду в чане
Самуил Маршак

Единственное, чего нам действительно не хватает в Берлине, это бани. Мы уже гуглим хамамы, термалки и сауны в надежде найти хоть приблизительную замену нашей деревенской бане. Мочалка дома в ванной лишь скребет по поверхности, сдирая краску, иссушая кожу. А тело потом все равно чешется. Телу мало мочалки, телу нужно очищение. Как и душе.

1


Если меня спросить, что помогало мне оставаться в Москве еще долго, после того, как решение уехать было принято, я скажу - наши постоянные банные ритуалы.

Банный день в деревне пропитан торжественностью с самого утра. Таинственно приглушаем голос: сегодня топим баню. Захожу в холодный предбанник, пахнущий березовыми вениками и эвкалиптом. Приветствуем друг друга - мы оба рады тому, что здесь скоро начнется. Открываю печку, закладываю по очереди смятую газету, бересту, щепочки, тонкие дрова. Момент за секунду до первой искры самый ответственный: я говорю огню, какую баню мы хотим сегодня, передаю запросы всех банщиков, их состояния теперь и их желаемые состояния на выходе. Всё, с огнем договорились, чиркаю спичкой.

Если разжечь огонь с первой спички не удается, ищу в запросе фальш, меняю и начинаю заново. И вот, труба загудела. Понеслось. Сердце начинает нетерпеливо подгуживать в унисон. Следующий час пройдет в неспешных заботах: принести дров, набрать воды, подмести сухие листья, заварить эвкалипт для пара. Время замедляется, каждый шаг тягуч и вязок, потому что бесценен. За делами не замечаешь, как чугунная печка накалилась, в парной уже 70 градусов. Пора.

Я люблю раздеваться в доме и пройти эти двадцать метров до бани голышом. И еще постоять на улице в любую погоду, остыть. Оставить суету и муть городских дней вместе со старой одеждой, и остыть на улице, словно хладному трупу, перед тем как вернуться в теплую утробу парной для нового рождения.

Мы начинаем с негорячей, теплой бани, подсмотрели у австрияков. Первый заход может быть очень долгим, не нужно бросать тело в обжигающий стресс, лучше дать ему прогреться до самых косточек, и открыть каждую пору. Потом оно само попросит жару. Первый заход подобен состоянию лимбо - ни жив ни мертв, ни там ни здесь. Грязен. Стыдливо молчим о своей нечистоте, потупив глаза - чёрен я! После первого парения - срочно мыться. Содрать первый, самый грязный, неароматный слой стресса, обид, городской экологии, неправильного питания. За ним непременно пойдут другие, надо дать им дорогу.

С чистым телом идти на второе парение веселее и спокойнее. Оживаешь. Парная разошлась не на шутку, душа просит огня. Вдыхаем полной грудью пары эвкалипта, тело само собой начинает гудеть. Поем, прокашливаемся, кряхтим от жара, простукиваем друг друга в груди, в плечах. Ворошим все глубже и глубже, все непрошеное, налипшее должно выйти и пшикнуть здесь о раскаленные камни.

Время ускоряется, ускоряемся и мы в предвкушении кульминации - веников. Сладость боли четырех стихий: печного жара, хлестких ветвей, жгучего пара и студеной воды в купели. Тут главное не пропустить момент истины, не спасовать перед неизбежностью истязания, не превратить глубокое очищение в приторное спа. Боль желанна и необходима, такова жизнь. Боль - пробуждение сердца. В бане сомнений в этом не остается.

В оргазмическом одурении с пылающим лицом и березовым листочком на попе, почти наощупь, вылетаю из бани и плюхаюсь в ледяную купель. Остановка сердца на мгновение. Небытие подводного царства. Только пузырики медленно всплывают наверх, подсказывая путь. Выныриваю. Первый вдох подобен вдоху новорожденного, часто сопровождается ором. Я родился вновь и возвестил об этом на весь мир.

Первые десять минут после парения самые ценные. Время для очищения души. Я выхожу за калитку в темный лес, как есть, зимой в одних валенках, благо у нас за калиткой кроме духов никого не встретишь. Поворачиваюсь лицом на север, моя помощь приходит с севера. И сдаюсь. Здравствуй небо, здравствуй лес, я пришел, как есть, голый, одинокий, пустой, я сдаюсь.

То, что происходит дальше, на русский не переводится. Но в теплую баню я возвращаюсь уже наполненным силой, поддержкой, идеями. А главное - миром. В этом мире и продолжается парение. Пьем чай, говорим о сокровенном, делаем массажи, еще паримся. Все это уже в блаженстве, потому что загрязненная душа пахнет томлением, а чистая - блаженством. В холодные сезоны к этому времени просыпаются бабочки и начинают порхать по комнате, добавляя сюрреализма к происходящему.

Печка медленно остывает. Моем полок, гасим свет, кланяемся на пороге - спасибо. Кожа приятно скрипит, голова легко кружится, тело кажется невесомым. Душа тоже невесома. Самая нежная - первая ночь после бани. Потом еще несколько дней живешь в порыве творить, любить, прощать. Чувствуешь иммунитет к пробкам на дорогах и в головах окружающих, передаешь им чистоту, пока хватает. В Москве меня хватало почти на неделю. Поэтому в субботу рано-рано мы складывали себя, помятых, в машину и везли туда, где лес и небо, и все начиналось заново. И смерть и боль и рождение и любовь.

Непреложный круговорот, из песни слов не выкинешь. Как телу для очищения недостаточно одной бани за всю жизнь, так и душе для очищения недостаточно за жизнь одного рождения и одной смерти. Мы все знаем это, потому что внутри постоянно чешется, ноет и томится. Душа просит очищения. Можно, конечно забить и не мыться. Как говорит мой отец: "Я не ленивый, могу и почесаться." Да, но вот как почесать душу? Лучше затопите ей баню и пропарьте хорошенько. С легким паром!

Вопрос: какими моющими средствами для души пользуетесь Вы?

На фото: Steam room by Art Nomad Sandra Hansen

Tags: барановка, душа, очищение, природа, тело
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments