April 6th, 2015

Чистая печаль в мутном стакане ракы


Он приклеил полоску пластыря посередине стакана, ткнул в пластырь пальцем и сказал: “Вот моя рана, наливай досюда."


Мы носим невидимые раны на невидимой душе, но чувствуем их вполне реально. Мы лепим пластыри на раны, чтобы не знать, глушим, чтобы забыть. Мы заливаем рану водкой, лучшей анестезией для души, придуманной человеком. Боль стихает, но онемевшее сердце уже не сможет полюбить. Душевная рана лечится не водкой, а печалью.
Collapse )