November 28th, 2013

Борис Гребенщиков, мой суфийский учитель.

Я не вырос на молитве "Отче Наш" или на Гайа Мантре. О них я узнал гораздо позже, после того, как наполнился до краев музыкой и текстами, глубоко засевшими в душе. И поэтому, сколько бы тысяч раз я ни повторял суфийский зикр la ilaha illallah (нет иных богов, кроме Бога) сердце скорее отзываетcя на слова БГ: "Я не знаю, в кого ты стреляешь, кроме Бога здесь никого нет".

1


Так и есть. БГ стал для меня суфийским учителем, подобно Руми, Хайяму, Низами. С той лишь разницей, что слова просветленных персов надо перевести через язык, культуру и века, а БГ ранит сердце своими зикрами напрямую. Его рукой пишет тот же Автор, что и рукой Хайяма, Руми, Низами.

БГ для меня в первую очередь поэт, он и сам говорит, что пишет стихи и читает их под музыку. Вернее, пишет всегда один и тот же стих. Руми сказал, что открывать рот для слова есть смысл только, если это слово прославления Творца. Или это сказал БГ?

Collapse )