October 11th, 2012

Мелочь


photo by Joey Lawrence
photo by Joey Lawrence

Иду неспешно по Новослобской, считаю морщины на лбах прохожих. Спешащих и досужих. Сбился со счета. На остановке на лавочке бомж склонился над картонкой, на которой вверху написано толстыми буквами "надоело". Рука подперла подбородок, ручка застыла в начале второй строки. Прошел было мимо, да не удержался - вернулся. Надо же узнать второе слово! Встал незаметно сзади, наблюдаю. Заметил меня мужчина с тростью, белой бородой и открытым улыбающимся лицом Вячеслава Полунина. Подошел и учтивым жестом предложил вынуть наушники из ушей, приглашая к разговору и кивая на бомжа:

- Пусть подумает. Приложит ум, сразу начнет зарабатывать.

Только теперь я разглядел красное лицо собеседника, несвежую одежду и палочку вместо трости. Все же не научился встречать по одежке. Купился на улыбку. От одежды пахнуло.

- Любая реклама работает один раз. Я всегда это говорил. Эх, если бы мне ухватиться, зацепиться, я бы мог сейчас... - он мечтательно посмотрел в сторону вверх на воображаемый баннер своего авторства, установленный на ближайшей высотке. - Помните "дайте на бухло"? Я придумал! Или на Пролетарке, тогда еще пожары были, "надоело быть бомжом. дайте на дорогу домой" - я тогда мог еще пять человек с собой увезти, столько на билеты заработал.

Я слушал гуру копирайтинга рассеяно. Меня отвлекал его запах, я искал повод уйти. "Здесь должен быть творческий порыв, всплеск,"-  продолжал он увлеченно, озираясь по сторонам, словно в поисках вдохновения. И вдруг повернулся ко мне и с тем же полунинским очарованием сказал:

- Мало кто в наше время может слушать и одновременно улыбаться. Заметьте, я даже не спрашиваю у вас мелочи, но если все же найдется... - я знал, что у меня самая маленькая купюра в пятьсот рублей, но для вида поискал в карманах. - Вижу, что не найдется. Не страшно, всего доброго!

С легким поклоном и приветственным жестом он отошел к товарищу, поза которого за это время не изменилась, и уже оттуда, чуть повышая голос, сказал:

- Вы удачливый. Мне через 9 дней исполняется 52 года, я могу сразу сказать, у кого удача не плече сидит, - он похлопал себе по плечу, - а у кого нет.

Я уже пятился от остановки, мямля слова благодарности. Как неловко. Говорил он это искренне или ожидал, что позолочу ручку? Благородные манеры вперемешку с неблагородным запахом смутили меня окончательно. И как назло не было мелочи. Но не давать же ему пятьсот рублей! Я шел домой, спотыкаясь об условности. Он казался свободнее меня в нашем маленьком человеческом взаимообмене. В конце концов он один улыбнулся мне на улице. Теперь это стоит дорого. Может и дороже пятисот рублей.